СМЫСЛ СТРАДАНИЙ ВЕРУЮЩИХ

 «Христианская жизнь нередко полна трудностей,

и без Божьего утешения её не прожить»

Тема страданий была, есть и будет актуальной во все времена. Рост численности населения в мире на деле оборачивается приумножением многомиллионной армии страдальцев. Христиане не составляют счастливого исключения. Кто-то страдает от жестоких гонений. Кто-то опечален клеветой со стороны бывших друзей. Иной проливает слёзы о том, что число верующих в церкви от года к году уменьшается, другие волнуются из-за обмирщения христианской молодёжи, запутавшейся в социальных сетях. Кто-то несёт тяжкий крест материальной нужды или болезни. Верующих тревожит триумфальное шествие по миру содомского греха и недопустимая «толерантность» к нему со стороны многих протестантских конфессий Запада. Кто-то оплакивает духовную или физическую смерть своих детей; кому-то причиняют боль вести о греховном падении малых и великих служителей. Кого-то пригнули к земле трудные отношения с женой или детьми; кто-то убит горем из-за разделения в церкви. Многие сокрушаются, сознавая свою духовную слабость и никчёмность. Абсолютно прав был Сперджен: «Я свидетельствую, что те, кто особо отмечен Господом в публичном служении, часто претерпевают тайное наказание или должны нести особый крест, чтобы они ни в коей мере не возгордились и не угодили в силки дьявола».

Что бы мы с вами делали в своих горестях, если бы в Библии не было учения о страданиях, в котором заключены помощь и утешение! Жизнь показалась бы нам бессмысленным бременем или жестокой казнью, а сердца были бы полны сомнений в мудрости Бога.

Бог не оставил нас в неведении о смысле страданий. Он дал ответы через святых апостолов, которым довелось претерпеть неимоверно тяжкие беды.

2-ое Послание к Коринфянам представляет собой исповедь апостола Павла перед церквами, исповедь, в которой он показал жизнь служителей изнутри. Верующие восхищались духовной силой и мудростью апостолов, но не знали, какую цену им приходилось за это платить. Самые лучшие люди, которым следовало бы доверить императорский трон и министерские портфели, страдали, словно злостные преступники. И, тем не менее, их страдания имели глубочайший смысл. В первой главе второго послания Коринфянам апостол Павел говорит о шести великих благословениях, обретаемых на тернистом пути служения Господу.

  1. В страданиях мы познаём Бога как Утешителя.

«Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей».

Конечно, нам всем в первую очередь хотелось бы познать Господа как Избавителя. Ну чтоб, скажем, так: пришла к нам болезнь – нужно только сказать об этом Богу в молитве – и хворь нас сразу покинула. Закончились деньги, – мы помолились – и прямо возле нашего дома, смотрим, лежит мешок с деньгами. Нужна невеста, – мы помолились – и вот она стоит у ворот. Работа нужна – мы помолились – и получили приглашение в совет директоров крупной компании. Хотелось бы нам иметь церковь большую – мы помолились – и люди просто хлынули к нам… Нам бы хотелось, чтобы сказочное богословие процветания стало истиной. Так бы хотелось… Однако в программе Божьего обучения есть пункт: «Познание Бога, как Утешителя». Далеко не все хотели бы его изучать!

Я посетил однажды одну богобоязненную старицу, которая была серьёзно больна. Она попросила меня помолиться, чтобы Господь сделал одно из двух – либо исцелил её, либо забрал к Себе. «Есть ещё и третье, – сказал я, – поболеть». «Ни в коем случае! – возразила старица – Дух Святой и дух немощи не могут жить вместе в моём теле. Я не хочу терять Святого Духа!» Мне пришлось объяснять ей, что болезни далеко не всегда связаны с бесовскими духами, болели даже пророки. Болезнь, от которой мы однажды умрём, будет последней из всех, пережитых нами. И от этого мы не уйдем». На следующий день после долгих раздумий старица приняла тот «третий вариант».

Да, христианская жизнь нередко полна трудностей, и без Божьего утешения её не прожить! Но это утешение не всегда выражает себя в ниспослании неземной радости. Уильям Баркли комментирует:

«В стихах 3-7 существительное утешение и глагол утешать повторяются одиннадцать раз. Утешение в Новом Завете означает нечто намного значительнее, нежели утешающее сочувствие. В Новом Завете оно употребляется в своем первоначальном значении, а в его основе лежит латинский корень фортис, то есть храбрый. Христианское утешение придаёт смелость и способность справиться со всеми трудностями, с которыми связана наша жизнь». И действительно, разве не об этом мужестве мы молим и мечтаем:

«Дай счастье ощущать
В страданьях за Тебя;
Как славу, крест Твой принимать
И петь Тебе, скорбя!»?
 

Мы обретаем мужество по той причине, что страдания расчищают в сердце место для Бога. А с Ним ничего не страшно: «Господь – свет мой и спасение моё: кого мне бояться? Господь крепость жизни моей: кого мне страшиться? Если будут наступать на меня злодеи, противники и враги мои, чтобы пожрать плоть мою, то они сами преткнутся и падут. Если ополчится против меня полк, не убоится сердце моё; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться» (Пс.26:1-3). Именно это благо имел в виду русский поэт Иван Козлов:

«Меня не крест мой ужасает
Страданье верою цветёт,
Сам Бог кресты нам посылает,
А крест наш Бога нам даёт».
 

Те же выводы из своих переживаний сделал проповедник Эдвард Пайсон:

«Господь лишал меня одного благословения за другим, и когда я лишился благословений, Он пришёл и занял их место. И теперь, когда я инвалид и не способен двигаться, я счастливее, чем когда-либо».

Такое можно иметь только с Богом!

  1. Страдания формируют из нас душепопечителей

«чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!» (ст. 4)

Душепопечение — важная часть служения церкви. Если проповедь служит для предупреждения проблем, то душепопечение – для их разрешения. Лучше всего может ободрить тот, кто сам прошёл через трудные обстоятельства и получил в них утешение от Бога, которым и утешает скорбящих друзей. Без обретённого от Бога утешения душепопечитель похож на «пловца», отлично знающего теорию плавания, но ни разу не вступавшего в воду, на хирурга, не умеющего делать операции, на лётчика без единой минуты за штурвалом настоящего самолёта. Какой толк от таких специалистов? Так нет и малейшей пользы от душепопечителя, который с головой заваливает страдальца вызубренными библейскими текстами, не пропустив их через своё сердце и не испытав на себе их исцеляющую силу.

Друзья Иова, не прошедшие через страдания, оказались для него жалкими утешителями, бесполезными врачами. Они утешали философскими рассуждениями о Божьей славе и правосудии, о бренности человека и его греховности. Но никто из них не поделился опытом Божьего утешения, обретённым ими в страданиях. Душевно они были далеки от своего друга.

Одна из причин наших злоключений в том, что мы проходим путём страданий, чтобы помочь другим. Только опыт помогает нам поставить себя на место другого и помочь ему советом или молитвой. Будьте внимательны к допущенным Богом страданиям, извлекайте из них уроки. Когда-нибудь Бог пошлет вам чело- века, которому вы поможете добрым советом из пережитого опыта. Как же он будет благодарен вам!

  1. Страдания приобщают нас к страданиям и утешениям Христа.

«Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше» (ст. 5)

Апостолы воспринимали страдания, как средство приобщения ко Христу. Чем глубже страдания, тем глубже приобщение, тем значительней понимание глубины скорбей Господних и тем более заполняет наши сердца великая благодарность Господу за Его помощь. Вот почему Бог ведёт нас не путём уменьшения страданий, чего мы отчаянно бы желали, но путем их возрастания. Только так мы постигаем любовь Божию, которая пренебрегла небесным комфортом и славой и согласилась претерпеть вместо нас ад. Только тогда с особой силой проповедуем о Голгофском подвиге и участвуем в Вечере Господней.

Чтобы уразуметь Христовы страдания, совсем необязательно подвергнуться пыткам или смертной казни. Для многих достаточным средством приобщения может стать кроткое перенесение несправедливого отношения или тяжёлой болезни. Много лет назад пресвитер церкви города Сызрань Иван Алексеевич Пелишин, страдавший саркомой, отказался от обезболивающих лекарств. Он сказал: «Хочу понять, хотя бы отчасти, как страдал за меня Христос».

Великая страдалица Элен Фрези Бовер писала:

«Между вспышками боли — опять только боль, От которой лишь слёзы в глазах.

Я молилась о мужестве, но не нашла – ни в себе и ни в прочих сердцах.

И тогда наконец-то прозренье пришло. Вспомнив путь на Голгофу с крестом, Я, увидев Христа, поняла Его боль, Что досталась Ему потом. Разве есть ещё сердце, сравнимое с тем, Что прошло через муки Креста? И бессмыслен поток всех страданий людских без познанья страданий Христа».

  1. Страдания объединяют христиан

«Скорбим ли мы, [скорбим] для вашего утешения и спасения, которое совершается перенесением тех же страданий, какие и мы терпим. И надежда наша о вас тверда. Утешаемся ли, [утешаемся] для вашего утешения и спасения, зная, что вы участвуете как в страданиях наших, так и в утешении…» (ст. 6-7)

Формальным христианам хочется идти по такому пути спасения, который устлан коврами, одобрен общественным мнением и не требует значительных усилий. Однако такого пути нет! Не может быть истинных христиан, не отмеченных страданием! Как сказано в одном стихотворении:

«Нет христианина без креста, тебя да не смущает, что часто Божия рука страданья посылает». Апостолы, мужи скорби, страдали не за грех или неумение благополучно обустроить жизнь, а за святое Евангелие и за единство церкви. «Скорбим ли мы, [скорбим] для вашего утешения и спасения». Послания апостолов никогда не стали бы для верующих неисчерпаемым источником утешения, если бы не пережитые ими страдания. Послание к Римлянам появилось на свет из-за непреодолимых препятствий, которые Павлу не удалось на тот момент преодолеть (Римл.1:13). Послание к Коринфянам было вызвано великой скорбью апостола о беспорядках в церкви. Страстное послание к Галатам появилось из-за разразившейся в их среде бури законничества. Послания к Ефесянам, Колоссянам, Филиппийцам, Филимону, Тимофею были написаны на тюремных нарах. Без преувеличения можно сказать, что апостольские послания были написаны кровью. Но как они сплотили и укрепили церковь! Какое могущественное спасительное влияние оказывают они на нашу жизнь теперь! Без этих посланий не было бы ни великих пробуждений, ни самой церкви — она погибла бы в мощном водовороте истории.

Страдания объединяют ещё и потому, что сигнализируют о нахождении верующих на пути спасения, что они не сбились с верного курса. Нас, так же как и апостолов когда-то, ненавидит и гонит с жестокой ненавистью мир. В этом духовном шторме мы ощущаем особую необходимость прислушиваться к указаниям своих капитанов, чтобы, всё преодолевши, устоять. Мы стремимся облегчить ношу скорби наших братьев и сестёр по вере. Разве бросают родственников в беде? – Никогда! А как могут бросить в беде духовные родственники, если духовное родство выше плотского?..

Христиан объединяет и утешение Божье. Оно исходит от Божьего слова, от воздействия Духа Святого, духовных песен, молитвы и общения. Но по-особенному утешение обретается через христианскую взаимопомощь.

Одна супружеская пара рассказала мне, что в страданиях они ощутили с необыкновенной силой необходимость церкви. На лечение от смертельной болезни верующие собирали им деньги, возносили горячие молитвы, всячески ободряли. Эти люди имели с чем сравнивать – они видели людей, страдавших от похожей проблемы, но не имеющих поддержки и помощи церкви. Контраст был разительный! Как мы должны быть благодарны Богу за церковь! Благовестник 20-х годов В.П.Степанов, хлебнувший немало горя, писал об этом так о Церкви:

«Там я друзей имею,
С которыми не раз
Делился я скорбями
В тяжёлый трудный час
Они мне дорогие,
Их не могу забыть,
От сердца непрестанно,
Хочу сильней любить».
  1. Страдания учат надеяться только на Бога

«Ибо мы не хотим оставить вас, братия, в неведении о скорби нашей, бывшей с нами в Асии, потому что мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых. Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мёртвых, Который и избавил нас от столь [близкой] смерти, и избавляет, и на Которого наде- емся, что и ещё избавит…» (ст. 8-10)

Павел не поясняет сути навалившейся на них скорби — были это гонения или болезни или ещё какие несчастья. Без деланной патетики он поясняет, что обстоятельства были настолько безнадёжными, что служителям пришлось попрощаться с жизнью… Кто-то другой расписал бы пережитые ужасы, и своё геройство, чтобы возвысить себя в глазах людей. Но апостолы никогда не стремились к этому. Главным для них было другое — упование только на Бога. Оно удержало их от отчаяния и дало Богу возможность проявить чудо спасения, благодаря чему их вера стала ещё более сильной и дерзновенной. Служители имели дерзновение утверждать: «на Которого надеемся, что и ещё избавит…». Вне всякого сомнения, скорби не вынудили их устрашиться бед и оставить служение.

Надежда на Бога, возрастает в скорбях и играет великую роль в христианской жизни. Вот некоторые важные тексты Писания об этом:

  • «И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист» (1Иоан.3:3).
  • «…хвалимся надеждою славы Божией» (Рим.5:2).
  • «…надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим.5:5).
  • «утешайтесь надеждою; в скорби [будьте] терпеливы, в молитве постоянны» (Рим.12:12).
  • «Имея такую надежду, мы действуем с великим дерзновением» (2Кор.3:12).
  • «ибо закон ничего не довёл до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу» (Евр.7:19).
  1. Страдания воспламеняют молитву.

«при содействии и вашей молитвы за нас, дабы за дарованное нам, по ходатайству многих, многие возблагодарили за нас.» (ст. 11)

Епископ Весткотт мудро советовал: «Пусть горе превратится в молитву!» Во времена апостолов так и было. Их страдания побуждали церковь Коринфа к усиленным молитвам. Верующие понимали важность служения апостолов и своими молитвами они сохраняли их жизнь и свободу. В молитве коринфяне скорее находили единство, нежели в чём-то ином. Важно отметить, что Павел не считал их молитвы никчёмными, хотя жизнь их была небезупречной. Он уверял, что их молитвы способны оказать содействие в избавлении апостолов от скорбей. Вот почему никто из нас не должен считать свои молитвы бесполезными, идущими только до потолка. Даже если молитва похожа на тихий шёпот, она действенна, ибо не воздух колеблет она, но сердце Бога, а Бог изменяет обстоятельства!

Молитва провозглашает: БОГ ЖИВ И ОН ОТВЕЧАЕТ! Именно ответы на молитву усиливают её – «многие возблагодарили за нас». Неизвестный автор писал: «Мой страдающий друг! Насыщай свою наполненную болью жизнь молитвами, которые являются жертвой, какую больше всего любит Бог».

В заключение я хотел бы призвать к осторожности в применении библейских знаний о смысле страданий, чтобы они не заблокировали нашу способность к сопереживанию, не перекрыли источник сострадательных слёз. Существуют, по крайней мере, два неверных отношения к страданиям, которых следует избегать.

ПЕРВОЕ – поверхностное отношение – с Богом страдания это одно удовольствие, ибо сказано: «любящим Бога… все содействует ко благу»! Страдание – очень драматическое переживание, которое ведёт отчаянное наступление на веру. Если у вас болит зуб или выходят из почек камни, вы ещё не проклинаете жизнь и не ропщете на Бога. Чтобы это случилось, нужны страдания покрепче. Кому-то они выпадали. Праведный Иов проклял день свое- го зачатия и рождения (Иов.3:1-10), а пророк Иеремия проклял вдобавок и человека, обрадовавшего отца вестью об его рождении (Иер.20:14,15). Страдания этих людей превышали человеческие возможности. В этом случае лучше плакать с плачущими (Рм. 12:15), нежели тщетно пытаться унять их боль позитивными текстами из Писания!

ВТОРОЕ: отношение эксперта. Горе нам, когда нам «известны» фундаментальные причины страданий! Когда друзьям Иова стало ясно, что они «понимают» подлинную проблему своего друга, они стали делать одну ошибку за другой, обвиняя праведного друга во всех смертных грехах. Мы многое знаем о страданиях, но не всё. И это следует твёрдо помнить! И в самом деле: первопричиной страданий в мире является сатана, но что нам известно о механизме возникновения греха в святом Херувиме на абсолютно святом небе? – Ничего! Что нам известно о мотивах, побудивших Бога не бросить сразу сатану в озеро огненное, а позволить ему искусить праматерь Еву в раю? – Ровным счётом, ничего!

Когда с твёрдой убеждённостью говорят, что Бог насадил древо по- знания добра и зла ради испытания человека, я вспоминаю диалог неверующего Ивана Карамазова со своим богобоязненным братом Алёшей. Иван использовал историю про наказание мальчика, провинившегося перед генералом-помещиком. Историю страшную и выбивающую из-под ног основание веры:

«…ребёночка раздевают всего, он дрожит, обезумел от страха, не смеет пикнуть… «Гони его!» – командует генерал, «Беги, беги!» – кричат ему псари, мальчик бежит… «Ату его!» – вопит генерал и бросает на него всю стаю борзых собак. Затравил в глазах матери, и псы растерзали ребёнка в клочки!.. Генерала, кажется, в опеку взяли. Ну… что же его? Расстрелять? Для удовлетворения нравственного чувства расстрелять? Говори, Алёшка! – Расстрелять! – тихо проговорил Алёша, с бледною, перекосившеюся какою-то улыбкой, подняв взор на брата».

И далее, отталкиваясь от этой дикой истории, Иван делает наступление на Алёшину веру в мудрость Бога:

«Представь, что это ты сам возводишь здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им наконец мир и покой, но для этого необходимо и неминуемо предстояло бы замучить всего лишь одно только крохотное созданьице, вот того самого ребёночка, бившего себя кулачёнком в грудь и на неотомщённых слёзках его основать это здание, согласился ли бы ты быть архитектором на этих условиях, скажи и не лги! – Нет, не согласился бы, – тихо про- говорил Алёша».

Не спасает веру Алёши и догмат о праведном воздаянии нечестивым:

«Я от «высшей гармонии» совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребёнка, который бил себя кулачёнком в грудь и молился в зловонной конуре своей неискуплен- ными слёзками своими к «Боженьке»! Нестоит, потому что слёзки его остались неискупленными. Они должны быть искуплены, иначе не может быть и гармонии. Но чем, чем ты искупишь их? Разве это возможно? Неужто тем, что они будут отомщены? Но зачем мне их отмщение, зачем мне ад для мучителей, что тут ад может поправить, когда те уже замучены. И какая же гармония, если ад…».

На мой взгляд, никакая попытка оправдать действия Бога не сможет ответить на этот вопрос.

Здесь уместны слова поэта Николая Зиновьева: «Ум для сердца яму роет, Сердце сеть плетет уму».

Прав был Филип Янси, говоря: «Вопросы о причинах страданий относятся к Божьей сфере, и мы не можем рассчитывать на то, что постигнем ответ на них. У нас нет права размышлять следующим образом: “Некоторые родственники этого брата обратились ко Христу на похоронах. Наверное, поэтому Бог забрал его домой”. Вместо этого наша задача – правильно реагировать».

У нас есть ответы на некоторые вопросы, но не на все. Все ответы получим только в вечности, когда будем судить мир и ангелов. И только тогда наши вопросительные знаки превратятся в знаки восклицательные!

Аминь.

Виктор РЯГУЗОВ